Танталовы муки с татуировками. Часть 7. Долина Резни

→ Tattoo Tantalizers! ... Part 7. Massacre Valley

Все фотографии и оригинал текста принадлежат Рику Мартинко 

 

Из всех мест, куда мы переезжали, Форт был, пожалуй, ближе всего к ощущению «оседлости». Так как мы провели там большую часть августа, нам не приходилось все время паковать вещи. Процесс обеспечения переезда реально достал, ведь мы, как правило, не могли ничего собирать до окончания дневной съемки и по-настоящему устали. Транспортировка трейлеров через некоторые отдаленные труднодоступные области всегда оканчивалась  следующим утром радостью, когда открывая трейлер, мы проверяли нанесенный переездом ущерб. Чаще всего это была только коробка с пузырьками чернил или щеток, но однажды у нас оказалось разбитым окно веткой дерева. В целом, мы ненавидели переезды, поэтому нам было грустно уезжать из форта.  Я не говорю, что весь опыт пребывания там был приятен. Первые несколько недель стояла зверская жара, а позже мы страдали от ежедневных гроз. Почти каждый день около 16 часов начинало лить как из ведра и лилось так минут 15 (как раз столько, сколько нужно, чтобы превратить красную глинистую почву в скользкое месиво), затем выходило солнце, делая влажность невыносимой. Но это было еще ничего, по сравнению с ужасными ночными съемками. В середине недели мы переключились на вечернюю съемку, что означало, что мы появлялись в базовом лагере около 16 часов и уходили домой, когда всходило солнце. Фактическая съемка не была такой уж скверной, но частые перемещения туда-сюда убивали нас. Представьте: возвращаться в комнату мотеля в 7 утра в субботу, спать до 15.00, снова возвращаться в кровать поспать немного примерно в 3-4 часа утра, после чего вы должны были «рано» встать в 9 утра в воскресенье, таким образом, Вы достаточно уставали, чтобы заснуть в 9 вечера. Помню множество ночей я, лежа в кровати, пытался уснуть, зная, что должен буду проснуться через несколько часов. 

Попытки заставить себя спать похожи на бессонницу, и работать утром в понедельник после этого было всегда довольно неприятно. Одной из заключительных ночных съемок, которую мы делали,  был знаменитый эпизод "поцелуй" между Дэниелом и Мэделин на одной из верхних орудийных платформ. Из уважения к актерам в процессе съемок была задействована лишь небольшая группа людей,  и я в том числе. Я испытывал смешанные эмоции, наблюдая за процессом съемки: с одной стороны я чувствовал себя очень важным, будучи одним из немногих художников, оставленных  на площадке, а с другой стороны я чувствовал себя полным извращенцем, наблюдая за этими двумя людьми, чем-то занимающимися в темноте. Если кого-то интересует, было ли там что-то большее, вырезанное позже в монтажной, могу уверить Вас, что это был только поцелуй... очень длинный поцелуй, который был повторен многократно с пяти разных ракурсов, но все тот же поцелуй. 

Фото 1 - Этот снимок был сделан во время съемок внутри форта с плохой экспозицией. Ребята-гримеры Джон Бейлисс и Джефф Гудвин. 

Местом съемки  Долины Резни были фактически несколько мест. Когда я смотрю заключительную киноверсию, я плохо ориентируюсь во всех этих местах, мелькающих на экране. Большая сцена (по крайней мере, та её часть, с которой большинство людей знакомо) показывает колонну обитателей Форта Уильяма Генри, бредущих через поросшую травой узкую поляну с плотной стеной  деревьев по обеим сторонам. Это было одно из немногих мест, где базовый лагерь располагался около "цивилизованных" районов,  где мы должны были парковать свои авто в поле  и пешком пробираться вдоль дороги к лагерю. Конец палатки для татуировок был довольно близко к дороге, и я помню водителей, притормаживающих и вытягивающих  шеи, чтобы видеть то, что там происходило.  

Один из более интересных  моментов съемок  в  Долине Резни связан с дублером для Веса.

Этот парень (который был статистом, а не профессиональным каскадером) добровольно вызвался быть дублером Веса во время некоторых из сцен сражения. Он должен был пройти процедуру облачения в такой же костюм, гримирование, причесывание и нанесение татуировок как у Веса, плюс он должен был носить восковую накладку на носу, чтобы выглядеть как Магуа. Он был так  взволнован и горд своей большей причастностью к фильму..., пока не сказал об этом своей жене.  Словосочетание "дублер-каскадер" повергло ее в панику, и она настояла, чтобы он оставил работу. Парень был заметно подавлен  этой ситуацией.  Я не вполне уверен, но так как мы только пару раз сделали ему татуировки, предполагаю, что он выбрал путь наименьшего сопротивления. 

Фото 2   и   Фото 3 - Несостоявшийся  дублер Веса.

Другой вещью, которая приходит на ум о Долине Резни, является сцена с рослым абенаком, убитым прежде, чем он смог перерезать горло Алисе. Мы болтались на площадке на случай, если понадобится какая-то корректировка, и один из ассистентов производства сказал мне, что я необходим у первой камеры. Они готовили эпизод с Джоди и индейцем, и решили, что им нужен в эпизоде "реально рослый жестокий парень», но статист, которого они выбрали, был загримирован под могавка или гурона. Поэтому после быстрого причесывания я должен был срочно нанести татуировки, в то время как команда гримеров ждала на изготовке. В начале производства нам дали исторически достоверные эскизы образцов татуировок  различных племен, и для абенаков (по крайней мере в фильме) были характерны лицевые татуировки. 

Художники-татуировщики тщательно воссоздавали рисунки как можно ближе к эскизам, так, чтобы создавалось впечатление подлинности татуировок. Поскольку я был там, все ребята из первого состава намеревались вытащить из меня какой-то оригинальный орнамент татуировки, напоминающий подлинный. 

Моим творческим вдохновителем был 2-ой ассистент режиссера, который сказал мне: "Мы здесь очень спешим, но сделай по быстрячку что-нибудь реально крутое, потому что мы собираемся взять крупным планом его лицо!" Ну, я и начал: "Хммм.. пара прямых линий здесь..., несколько волнистых линий там... выглядит как река...теперь, это что-то вроде солнца здесь..."  Когда я закончил, это выглядело в стиле татуировок абенаков, но с большим количеством деталей. 2-й ассистент режиссера сказал: «О, классный чувак! Выглядит внушительно!" 

Из всех сделанных мною татуировок (кроме татуировок на голове Веса), эта вероятно самая видимая на экране... но и наименее достоверная. Поэтому, когда люди спрашивают меня, были ли татуировки образцами настоящего индейского искусства, я говорю «Да! Ну,…в некотором роде...»

Фото 4 - Ассистент производства Эдди Фикетт, болтающий с каскадерами.

Фото 5 - Много крупных планов для сцены в Долине Резни были сняты позади старого охотничьего домика у форта. Второй состав отснял большую часть эпизодов с массовкой, что дало мне возможность получить кучу классных кадров сражения. 

Фото 6  - Абенак,  практикующийся с британским солдатом. 

Фото 7  -  Постановщик трюков Микки Джилберт демонстрирует технику борьбы. 

Фото 8 –  Cиско, хвастающийся своей фигурой. 

Фото 9  - Дэниел с «Оленебоем» в Долине. 

Фото 10 – Вес показывает, как правильно держать томагавк. 

Фото 11 - Один из многих кадров сражения в Долины Резни. Многие часы были потрачены на постановку каждого отдельно взятого поединка. 

Фото 12 - Это, пожалуй, один из удачных снимков, который я сделал за все лето. Это был эпизод  с каскадером Лансом Джилбертом, в грудь которого попадает петарда. Вы можете увидеть капли крови в воздухе под его левой рукой. Петарда имела маленький электрический детонатор, приделанный к защитной пластине на спине, и связанный с пакетом, наполненном «кровью» на груди актера. Обычно они скрыты под одеждой актеров, но в нашем случае мы должны были прятать их под трико, выкрашенные пульверизатором под цвет тела. Большую часть этих трико раскрасил Рассел Додсон.  

Фото 13 – Ланс с дырой после выстрела.

 


 

Продолжение следует.   

Оставшиеся три части -  "Деревня гуронов", "Скалы" и "Заключение" Wes Studi

Кто на сайте

Сейчас 7 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Live visitor conversion tracking, Counter, Anti-spam, Heat map, SEO

Поиск