Размышления о "Могиканах". Часть 7

→MOHICAN MUSINGS ... Part 7

 


 

Экипировка французов на пути к Форту Уильям Генри 

Интересно, что носил французский солдат в 1757 году, и какое снаряжение он обычно имел при себе? Следующая выдержка предлагает подробный отчет, написанный современником. Присутствует стандартный набор из скальпировочного ножа, томагавка, мокасинов и "1 пары длинных гетр" (леггинсов). 

 

Выдержка из письма, написанного в Олбани, датированного 2 апреля 1757 г. опубликованного в Boston Gazette 18 апреля 1757 г.:

«Этим утром пришло сообщение в город, что большая армия французов и индейцев была замечена недалеко от German flats, но немногие здесь верят этому. Сэр Уильям Джонсон по-прежнему в готовности с 1500 человек ополчения. Каждый человек французской армии, противостоящей Форту Уильяма Генри, был экипирован таким образом: двумя парами индейских ботинок, 2 парами чулок, 1 парой длинных гетр, 1 парой бриджей, 2 жакетами, 1 большим пальто, 2 рубашками, 2 фуражками, 1 шляпой, 1 парой перчаток, 1 томагавком, 2 складными ножами, 1 скальпировочным ножом, 1 кремневым запалом, одним на двоих топором и одним на четверых чайником и палаткой, одним одеялом и медвежьей шкурой и 12-ти дневным запасом свинины и хлеба – все, что помещалось на небольшом ручном возочке».

 

Ссылка на Форт-Уильям Генри относится ко времени кампании февраля/марта 1757, во главе с Франсуа-Пьером Риго, губернатором Trois Rivieres - братом генерал-губернатора города Vaudreuil. В марте канадская экспедиция достигла форта Уильям Генри, под командованием подполковника Уильяма Эйра  (полковника Манро еще не назначили в форт).  Нанесшие незначительный урон в виде сгоревших канадских лодок и строений, обутые в снегоступы канадцы, отступили по замерзшему озеру (Lake George). Монткальм, раздраженный неудавшейся экспедицией "братца Риго", все же позаботился о том, чтобы неприятный английский форт был побежден.

Статья Boston Gazette была перепечатана в «The Performing Arts in Colonial American Newspapers, 1690-1783».  Мы благодарим Кеси Джонсон за цитату.  

 

Ничего не говорите Алисе... 

Разве это само по себе не характеризует Алису?! Британская актриса Джоди Мей играет младшую из сестер Манро - личность эмоционально неустойчивую. Подвергшись внезапному нападению, оказавшись посреди террора и неизвестности, Алиса неспособна справиться с кризисами, с которыми она сталкивается, или приспособиться к миру, который она не может понять. Паника. Страх. Отчаяние. Это эмоции, которые владеют бедняжкой Алисой. Юной девушке, в отличие от ее сестры Коры, не хватает силы, чтобы преодолевать, бороться, или просто выжить в противостоянии, в которое она невольно угодила. Ее очевидная неспособность оказать даже малейшее сопротивление оказывается фатальной слабостью. Без сомнения, младшей из сестер Манро не отведена роль храброй героини рассказа. Ее уязвимость, нерешительность и апатия характеризуют её с самого начала как трагический персонаж. Кто она такая? Случайный гость в терзаемой войной стране или неосторожная нарушительница чужих владений, в которых ей нет места? Мы испытываем жалость к Алисе как к жертве или презрение к ней как к бремени. И мало что ещё.

 

"... сжавшуюся фигурку Алисы он едва удостоил внимания"
"... ее глаза устремились на бледное и взволнованное лицо дрожащей Алисы." 
 

К несчастью для неё, Алиса Манро – олицетворение множества английских женщин, получивших хорошее воспитание, но абсолютно не приспособленных к жизни на американской границе.  Женщин, оказавшихся не ко времени и не к месту в этой опасной и сложной окружающей обстановке. Таких как она было множество в колониальной Америке, но свидетельства их успешного выживания на границе немногочисленны. Алиса трагична, но не малозначима. Она предназначалась не для олицетворение аномалии в силе человеческого духа, но как классическое противопоставление моральной хрупкости женщины и стойкости мужчины. Она воплощает тему, точку зрения, выраженную в литературе, что такая женщина становится причиной гибели мужчины, привнося дисбаланс в его привычный мир. Ее присутствие в дикой местности... горестно зависимой, недостаточно разумной, не обладающей необходимой физической и эмоциональной силой, без способности к выживанию... является катализатором беспорядка и опасности. Она сплошное наказание для тех, кто рядом. И в результате, хотя и неумышленно, она становится причиной смерти Ункаса. В этом мы находим первоочередную цель ее создания. Гибель трагического героя.

  

Почти безжизненная в большей части фильма, Алиса не всегда была такой. На короткий миг в ней промелькнула искра радости прежде, чем она вступила в этот мир смертельных конфликтов. Наше знакомство с юной мисс Манро происходит в Олбани. После не слишком успешного предложения о заключении брака с мисс Корой Манро, майора Дункана Хейворда приветствует восторженное восемнадцатилетнее существо, которое излучает радость по случаю завтрашнего приключения. «Мы уезжаем утром?!... Сегодня вечером я не буду спать.... Какое приключение!... Вы видели краснокожего?»... В этот миг перед нами живая Алиса, искрящаяся Алиса, индивидуальность даже. Это – памятный момент, поскольку она утратит свою радость и наивность, свое волнение и избыток чувств довольно скоро. Искорка исчезнет незамедлительно, лишь только Алиса окунется в свое "приключение".

... George Road; мы видим Алису физически слабую, ей недостанет сил, чтобы спешить.  Она устала... хочет отдохнуть.  Вполне обычно для непривычных к физическим нагрузкам и трудностям путешествий по дикой местности. Отряд движется вперед под защиту Форта Уильяма Генри... и бедная Алиса приближается к сумеркам своей юной жизни. В одно мгновение ее мир перевернут вверх дном... ее защита почти уничтожена. Засада. Она испугана. Даже Кора, пытаясь защитить свою младшую сестру, почти оцепенела от ужаса. Они обе съежились, неспособные понять что происходит, что творится, не смея предугадать свою судьбу. Но судьба щадит их в тот день, благодаря троим неизвестным героям, внезапно вступившим в схватку. Они под защитой, спасены. Все еще сбитые с толку, сестры, вместе с Дунканом отказываются следовать за своими новыми неожиданными защитниками. Кто хуже... нападавшие дикари или эти люди? Они в ловушке собственных сомнений: нельзя оставаться, но и страшно пойти. Эти трое в нерешительности, не уверены. Неохотно они решаются идти. Несмотря на почти нереальные обстоятельства, искра жизни в Алисе еще не угасла, она вспыхивает на мгновение. Когда незнакомец, "краснокожий", прогоняет лошадей, она реагирует с неподдельным гневом, противясь его вмешательству и готова бороться за то, в чем,  как она уверена, заключена их единственная надежда на спасение. Она нападает на него. Девочка показывает мужество...силу духа... Это должно быть ее последняя демонстрация готовности жить; ее скудный резерв душевных сил быстро исчерпывается.

 

После засады Алиса уже больше не здесь. Она уходит все дальше и дальше в себя, отдаляясь от предлагаемых ей жизнью драм. Пусть и небольшие способности справиться с проблемами, которыми она когда-то обладала, теперь исчезают. Прогулка по реке, хижина Кэмеронов, поляна... вплоть до сцены в Форте, мы наблюдаем быстрое раскрытие характера Алисы Манро. Она озаряется кратким светом надежды, по мере того, как они приближаются у Форту..., она «не может дождаться, когда увидит папу». Затем видим ее порыв к рукам отца, единственному убежищу для этой измученной  девочки. Это - последние эмоции, проявляемые Алисой, которые есть чем-то большим, чем ужас, страх или подчинение судьбе.

 

Резня... когда хаос обрушивается на подавленную колонну изгнанников, Алиса делает чуть больше, чем бросив взгляд вокруг, прячет свое лицо. Если бы не защита Коры, она сидела бы там, оцепенев и ожидая следующего удара судьбы. Пока Кора ведет ее сквозь хаос и погром, Алиса кажется безучастной. Отрешенной. Ни страха, ни паники.

В этот момент Алиса, кажется, сдалась ветрам судьбы.  Рослый мускулистый оттава внезапно захватывает её, собираясь отнять у неё жизнь, но Алиса не пытается сопротивляться. Никакой борьбы. Никаких усилий. Ее лицо ничего не выражает. Она потеряла надежду. Она приготовилась к смерти и опустила руки.  И снова лишь своевременное вмешательство сестры, неистово защищавшей её, и последующее спасение бегством, благодаря любезности Соколиного Глаза и Чингачгука, продлевают её дни.

.... Каноэ. Она едва ли сознает себя. Пещера. Пока часть беглецов обсуждают как быть дальше, Алиса в забытьи колеблется на краю пропасти, готовясь позволить себе упасть и умереть. Снова вмешательство удерживает ее от падения, только на сей раз это Ункас, оказавшийся рядом. Он хватает ее, увлекает её от опасности и успокаивает.  За этим следует не вошедшая в финальную версию картины романтическая сцена, в которой наконец тонко и нежно показана любовь Ункаса и Алисы. (Хотя в первоначальном варианте сцена должна была быть больше, в конечном счете ограничилась только объятием и поцелуем). Затем могикане вынуждены оставить своих подопечных в надежде спасти их...  Вскоре после этого, Алису вместе с Корой и Дунканом уводят в плен в деревню гуронов.  

Здесь она стоит без всякого выражения. Она застыла в оцепенении, она растеряна. Пленники ожидают своего приговора.

 

  

... Скалы. Ее судьба решена, Алису уводят воины Магуа. Она следует за ними покорно, хотя и несколько вяло. Они идут вдоль скал. Появляется Ункас. Он будет бороться за нее. Она беспомощна, но все же не одна. Здесь мы видим способности Джоди Мей как актрисы в полной мере. Мы наблюдаем как впервые со времен «засады» Алиса оживает в великолепной смене выражений, без единого слова. Она удивлена. Испугана. Почти надеется. Переживает за Ункаса. Она смотрит на него... и он на неё. Она страшится того, что может случиться потом. Она с ужасом наблюдает, как отчаянно Ункас сражается за её жизнь. Ее лицо передает боль её сердца, когда Ункас ранен... она сражена горем, когда он ему нанесен смертельный удар и он падает со скалы... чувствует отвращение к Магуа... Мы видим иную Алису. Что-то возрождается в ней. Она смотрит на пленившего её Магуа и затем на разбитое тело Ункаса. Страх и ужас отступают, она внезапно обретает смысл, решимость. Ирония в том, что она обретает покой лишь только приходит к решению сдаться. Не Магуа, но смерти. Она не пойдет дальше. Она отступает назад. Игнорируя зовущий жест Магуа, Алиса смотрит на него с легким вызовом. Ее намерение проявляется в этот момент, она решает – нет, она не будет жить. Не будет бороться. Не позволит себе быть пленницей Магуа. Она не борется за свободу или за жизнь. Ее долгожданное сопротивление тому, что происходило с нею, найдено в сопротивлении самой жизни. С этим она печально смотрит в глаза Магуа... и ступает со скалы. В смерти Алиса ищет мир.  

 

Майкл Манн характеризует Алису как несчастную сломанную душу. От восторженной школьницы она регрессирует до испуганного ребенка. Однако, столь слабая и беспомощная, эта кинематографическая Алиса - средоточие силы по сравнению с оригинальным образом Купера. В романе Алиса Манро проводит больше времени в обмороке, чем в беседе.  Полумертвую девочку несут так часто, что невольно задаешься вопросом, оставила она хоть единый след в дикой американской дикой местности. Тем не менее, эта более слабая сестра Манро пережила испытания и несчастья своих приключений... а сильная реалистка Кора в романе лишилась жизни. 

                                                                         Лэйк Джеймс 

Фоном примерно трети «Последнего из могикан» является красивое озеро (Lake James). На его берегах расположились Форт Уильям Генри и французский лагерь. Его воды несли могикан и их спасенных подопечных от Haney's Bluff к временному пристанищу в форт. На его берегах велись переговоры. Для воссоздания исторического Lake George, рукотворное озеро было сделано прекрасно. С легкостью привлекая внимание своей безмятежной красотой, 3/4 столетия назад озеро создавалось в течение семи лет, с 1916 до 1923. Названное по имени основателя Duke Power Company, Джеймса Б. Дюка, озеро было предназначено, чтобы служить гидроэлектростанцией для растущей компании, и остается в том же качестве даже сегодня. Насчитывая более чем 150 миль береговой линии и занимая около 6500 акров, Лэйк Джеймс огромно. Оно разделено между двумя округами, Берк и МакДауэлл.

Штат Северная Каролина приобрел 565 акров южной береговой линии, чтобы создать Государственный заповедник Lake James State Park. В нескольких милях к западу от расположения форта, парк предлагает кемпинг, пикники, пеший туризм и плавание вдоль покрытых зеленью берегов. Великолепные азалии, кизилы и зеленеющая водная растительность дают заросший густым лесом приют для норок, ондатр, оленей, белок - летяг и лисиц. Невероятно красивое озеро обеспечило ошеломляющий пейзаж не только LOTM, но также и для картины «The Hunt for Red October». Снятая в почти в том же месте, в области Linville Access, «река»,  запечатленная в фильме, не что иное как Лэйк Джеймс.

См. THE FILMING AT LAKE JAMES    


ПОЖАЛУЙСТА, НЕ ТОПЧИТЕ МАРГАРИТКИ, ПАРНИ!

Создание качественного фильма не только дорогостоящее удовольствие, но и очень утомительная работа. Эта работа далека от гламура, как многие себе представляют процесс участия в кинопроизводстве, и тяжелая работа. К сотням и сотням крохотных деталей, малозаметным, если заметным вообще, множество глаз придирчиво присматриваются в процессе производства окончательной версии, доводя кинопродукт до совершенства. Костюмы, реквизит, грим, пейзаж, освещение... список можно продолжать еще и еще. Взыскательный режиссер детали никогда не считает второстепенными, никогда не пропускает. LOTM имеет свою долю, настоящую прорву незначительных деталей, на которые пошло в избытке работы, денег, времени, внимания и расчетов. Наиболее это очевидно в  ландшафтном дизайне.  Хотя это легко пропустить, или возможно недооценить, фильм богат совершенными ландшафтными деталями. Помимо природных захватывающих видов, туманов и лесов, заключительные образы, рожденные эстетическим воображением Майкла Манна, могли быть сняты только после обстоятельной проработки. Форт на Лэйк Джеймс... Немало рабочей силы и древесины было необходимо, чтобы создать точную копию исторического Форта Уильяма Генри, в оригинальных размерах, форме, близости к озеру, и так далее. Не менее значительными, чем само строение форта, видимое на экране, были и  другие "детали", требующие внимания для завершения форта, который невозможно оценить визуально.

Посадка деревьев и высадка цветов - два примера таких задач, которые остались за кулисами фильма. В разрешении на вырубку и очистку в процессе постройки и съемки Дюк Паувер также включил условие, чтобы 20th Century Fox все засадила снова, как только съемка была закончена. Экологически спроектированная эстетика и соображения удобства подхода, создавали не меньше сложностей, чем погода, освещение и съемочные листы. Команде Манна должна была не только все вырубить, очистить, построить и сжечь постройки для съемки реалистичных сцен в форте,  они должны были повторно очистить, оценить и отпраздновать «День деревьев» прежде, чем их работа была закончена. Как будто этого было недостаточно, надо было еще проложить место парковки через сплошную грязь.

Поместье The Manor Inn, штаб генерала Вебба, нужно было заново построить, прежде, чем снимать, чтобы воссоздать колониальный архитектурный стиль Олбани. Нужно было высадить деревья и кусты, чтобы все выглядело как настоящее. После того, как съемка была закончена, команда Манна должна была убрать все то, что насоздавала. Манну позволили работать только после того как он пообещал убрать свой беспорядок и все вернуть как было.

 

Для Сцены охоты на лося, снятой в покрытой густым лесом области, необходимо все было разметить (проложить пути и тропинки), чтобы во время бега не сломать себе шею, и приспособить камеры, команду, не говоря уже обо всем необходимом оборудовании. Чтобы получить разрешение снимать в такой заповедной области, опять же, Манн обязан  был восстановить лес, таким как был; никаких тропинок, никаких следов, никаких признаков их присутствия не должно было быть заметно. Была проделана такая грандиозная работа, что смотрителям Лесной службы было трудно указать нам места съемки, когда мы готовили наш буклет!

Теперь Chimney Rock Park. В то время как сам естественный пейзаж не был изменен, перила, которые ограничивали отвесные края скал, должны были быть демонтированы... и затем снова установлены. И деревня гуронов (ЕДИНСТВЕННАЯ специально созданная декорация, оставшаяся от съемок и все еще стоящая!) тоже должна была быть построена. Теперь вам понятно, что создание кинофильмов намного более трудоемко, чем перемещение камеры с места на место..., даже когда большая часть пейзажа – природная заповедная зона!

 

Самая интересная проблема с озеленением была, вероятно, в Долине Резни.  До начала съемки "долина", которая была в то время болотом, должна была быть осушена.  После этого вся долина должна была быть засеяна травой. Трава должна была быть высажена заблаговременно, чтобы она успела вырасти до нужной высоты. Это еще не все. Очевидно, глаз Майкла Манна, непременно ищущий совершенства в своих проектах, представлял себе нечто более первозданное и дикое, чем просто высокие травы. Он хотел, чтобы "долина" выглядела как настоящий дикий луг, для чего были необходимы полевые цветы. Таким образом, место не только потребовало осушения, подготовки, посева травы, нужно было еще возиться с полевыми цветами.  Сложность задачи состояла, однако, вовсе не в посеве, а в передвижении. Среди тех пышных трав были многие тысячи необычайно красивых полевых цветов. Но они не были обычными полевыми цветами. Они были Собственными Полевыми Цветами Майкла Манна, и никому нельзя было наступать на эти цветы.  Н и к о м у.

Во время репетиций и заключительной съемки, когда сотни людей топали через "долину", одна неотступная мысль сверлила их головы, более важная чем "Мотор!", - "НЕ НАСТУПАТЬ НА ЦВЕТЫ!" Вообразите армии ног, идущих вперед поникшей колонной, мчащихся внезапно из прилегающей чащи леса, неразбериху, бег, удары и хаос..., но всегда эти ноги должны были избегать цветов. Каким нелепым, должно быть это казалось при таких обстоятельствах. Как избегать вытаптывания флоры во время смертного боя? По словам Эрика Херли (Солдат #2) вот что требовалось от каждого: Нападать. Убивать. Бить. Бежать. Прыгать. Умирать. Но независимо от этого - НЕ НАСТУПАТЬ НА ЦВЕТЫ! Возникает вопрос, смог ли бы сам Нуриев двигаться и маршировать с таким совершенством, чтобы не топтать букеты Манна. Увы! Так или иначе, с незначительным количеством опавших лепестков, этот подвиг был совершен. Это придает новое звучание словам: "остановиться и почувствовать запах роз!"


  Памятные цитаты... часть 2 (продолжение)

«Майкл Манн - без сомнения наибольший работоголик из всех режиссеров, которых я когда-либо встречала».... Мэделин Стоу 

 

«Наибольшая радость в создании фильма - острые ощущения, которые вы получаете, входя в мир, чуждый Вам и погружаясь в него. Вы разгрызли кучу литературы и начинаете работать... Кинопроизводство – это настоящая палитра. Мне интересна игра света свечей на лицах людей или звук ветра, который заставляет Вас чувствовать себя одинокими»....Майкл Манн 

 

«Я думал сначала, что он был вечно сердит на кого-то: «что это с Дэниелом? С ним все в порядке?» Он имеет привычку уединяться от всех, совершая прогулки, глядя в землю. Полная концентрация. Его сосредоточенность 100 % времени заставляют Вас работать вдвойне тяжело. Это похоже на бокс с Дэниелом, то же самое: он никогда не останавливался. Он наносил и наносил бы вам удары, пока вы не смогли бы продолжить. В нем есть эта удивительная движущая сила»... Стивен Уоддингтон

 

«В нас живет неосознанное представление о том, что в технологически более простые времена, вещи были менее сложными. Одна из наибольших моих амбиций состояла в том, чтобы оживить 1757 год, чтобы та действительность и те люди и их страсти казались бы столь же сложной драмой, случись они в 1992»... Майкл Манн

 

Специальное замечание: (цитата из Edmonton Journal: 9/25/92). «Перфекционист во всем все не уезжал. Он (Майкл Манн) еще переснимал любовную сцену в Chimney Rock, Сев. Каролина 20 августа - да, четыре недели назад, за девять дней до показа законченного фильма критикам... Рассел Минс... первоначально заканчивал «Последний из могикан» пессимистическим монологом о будущем, в котором его герой Чингачгук предвидит день, когда все индейцы будут ассимилированы культурой белых или убиты. Режиссер Майкл Манн говорит, что он урезал тот монолог, т.к. фильм получился два часа и семь минут, примерно на 15 минут дольше, чем версия, которая будет выпущена... Руководство студии (как подозревает Рассел Минс) не хотело раздражать белых зрителей и даже спросило, была ли сцена за обеденным столом, в которой индейцы едят и беседуют с белыми поселенцами на равных, так уж необходима».

 

 

Кто на сайте

Сейчас 63 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Live visitor conversion tracking, Counter, Anti-spam, Heat map, SEO

Поиск