Свидание с МАГУА. часть 1

 

→ ИСТОЧНИК

 

Интервью с Весом Стьюди состоялось 8-го мая 1999 г. Мы всегда чувствовали, что работа Веса в «Последнем  из Могикан» была одной  из самый сильных, если не самой сильной в картине. Теперь, после беседы с ним,  мы знаем почему. У него железная хватка в том, чего он стремиться достигнуть, - будь-то глубина эмоций и чувств его персонажа или всей истории, он добивается этого напряжением всех сил. Он способен понимать и видеть общую картину, сопереживать и отражать сложности человеческих проявлений. Талантливый во многих областях, Вес Стьюди столь же представителен, сколь и одарен.Мы сердечно благодарим г. Стьюди за уделенное нам время и за предоставленную возможность изложить его понимание многих и многих проблем.  Он уравновешенный, разумный, дальновидный человек. Для нас это было удовольствием. Он - приятный, добрый, обаятельный.

 

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Mohican Press: Добрый день, Вес. Как жизнь?

Wes Studi: Неплохо. А Вы как?

MP: Прекрасно, спасибо. Вы готовы?

WS: Да.

 

MP: Разрешите начать с Вашего происхождения. Где и когда Вы родились? Не могли бы Вы рассказать нам немного об этом?

WS: Ок. Я родился в северо-восточной части Оклахомы в семье чероки…и с первых дней слышал родной язык, мой первый язык - это язык чероки. Я родился, что называют в долине Оклахомы. Не знаю, имеете ли Вы представление, о чем я …откуда Вы родом?

MP: Из Нью-Йорка.

WS: А, Вы уроженец Нью-Йорка! Это что-то вроде…. долины. Кстати, эта местность была названа Nofire Hollow  из-за того факта, что большую часть населения области составляли родственники по линии моей матери ... NOFIRE ... северо-восточная Оклахома. Между Талекуа, административного центра нации чероки, и Стилвеллом. Это - область, населенная чероки. Это было в 1946.

MP: Мы уверено считали Вас родившимся в 1947.

WS: В действительности, мы сами не уверены. {Смех}

MP: Чероки – ваш первый язык, английский появился  позже.  Правильно?

WS: Правильно.

MP: Это было когда Вы пошли в школу?

WS: Да.

MP: У Вас есть братья, сестры?

WS: У меня трое братьев ..., было трое. Теперь только двое.

MP: Вы посещали школу - интернат Чилокко?

WS: Да. Только среднюю школу.

MP: На «Red Earth Festival» в 1998 Вы рассказали о совете, который дал Вам профессиональный наставник: "Один человек, который был моим преподавателем по специальности, сказал мне и всему классу: «Когда вы покинете эту школу, вы выйдете в мир, и вам придется смириться с мыслью, что ваш удел - стать тем или иным низкооплачиваемым рабочим. И это все, что вы можете ожидать в жизни, так постарайтесь стать  хорошими специалистами".   Вы добавили к этому: "Я думаю, что многие годы я жил в соответствии с тем утверждением".

WS: Да. Я  полагаю, тот совет оставался со мной долгое время. Уверен. Как Вы понимаете, он принадлежал к старшему поколению, и, нравилось ли нам то, что мы услышали или нет, вероятно, он был прав. Это было 1960-е, и, думаю, это было верно для того времени. Но ... к счастью, времена меняются.

MP: Значит, его совет был важен для ожиданий индейской молодежи в то время? Честной констатацией факта?

WS: Да, я думаю так. Это были прогнозы, основанные на реальности.

MP: Как Вы поступили с тем советом и извлекли из него пользу? Вы, без сомнения, поднялись неизмеримо выше.

WS: Что ж, нет, я не слишком задумывался о том, насколько это верно, применительно к тому, что делал большую часть своей юности. И только много лет спустя ...  Мне было уже около тридцати лет, прежде, чем я даже сделал попытку проявить себя в том, к чему у меня были способности.

MP: Вы говорили, что в Чилокко Вы учились только в средней школе. А начальную школу Вы посещали местную?

WS: Фактически я посещал множество местных школ. Мой отец переехал в Чилокко, и это было одной из причин, по которой я посещал там школу, основной причиной... Он делал то, что  хорошо умел, он неплохо разбирался в сельском  хозяйстве. Окончил там среднюю школу и лучшей работой, которую он мог найти, была работа ассистентом. Даже не старшим рабочим, скорее помощником мастера. Это было лучшая работа, которая была доступна после такого обучения. Он много знал о земледелии и животноводстве. Таким образом, лучшая работа, что мог найти - помощником на ранчо. Но, поскольку мы перемещались между большим количеством ранчо, где он работал, я сменил немало различных школ.

MP: Чилокко - школа - интернат, правильно?

WS: Да, она теперь закрыта…

MP: Действительно ли это была правительственная школа на территории, которая принадлежала этим пяти племенам?

WS: Это была аренда земли ... только земля была арендована правительством ... или, фактически отведена правительством  под школу - интернат. Область вокруг неё ..., обширная область, фактически принадлежит нации чероки, но это, главным образом, –  слаборазвитые сельхозугодия. Так, что, когда школа закрылась, племена приняли само здание и прилегающую область, и часть её приняла нация чероки.

MP: Чилокко был для Вас положительным или отрицательным опытом?

WS: Понемногу и тем, и другим. И положительным, и отрицательным.

MP: В отношении музыки и искусства в то время: было что-либо, во что Вы были вовлечены?

WS: Да! Фактически, первые два года я играл в группе. Была музыкальная программа и выступления группы. Я пытался освоить трубу, затем играл на кларнете. Я мучился с  басс-кларнетом ... знаете, в то время, это выглядело немного чудаковато, т.к. я был маленьким в в течение большинства лет обучения в средней школе, и басс-кларнет для высоких, длинный инструмент ..., возможно три фута высотой. Но, так или иначе, я обычно выступал в группе с басс-кларнетом в Чилокко Брейвз (Chilocco Braves), кажется, их так называли.

MP: Какие артистические таланты Вы унаследовали от своей семьи? У Вас есть способности во многих областях искусства, какие именно проявились в детстве?

WS: Ну, в действительности больше никакие. Нет, фактически я не прикладывал таких уж значительных усилий ни к чему кроме музыки, которую я оставил через некоторое время... После школы, я почти забросил это. И не возвращался, пока не решил стать актером.

MP: Когда же Вы снова вернулись к этому?

WS: Примерно в 1981.

MP: Это был театр?

WS: Да.

MP: Как нам известно, Вы способствовали созданию газеты чероки.

WS: Да, это было в 70-ых. Я жил в Талсе какое-то время после того, как я оставил среднюю школу... В 1973 или около того, я возвратился жить в Талекуа. Я начал работать для своего народа, то время было благоприятным и важным для племенного правительства. Это было пониманием, того, как взаимодействие всех политических сил, использование … внутреннего резерва, ... даже разработка новой конституции в то время, когда часть правительства хотела выйти с предложением о новой конституции и продвижением к согласию, к которому нация чероки намеревалась прийти и которое было необходимо, … таким образом, многие из нас немного изучали журналистику, это изучение означало работу над чем-то важным, настоящим вкладом всех в общее дело ..., и мы мало-помалу создали общими усилиями то, чем теперь является The Cherokee Advocate.

(Примечание: Нация чероки создала собственную правительственную систему в 1820, по образцу Демократической республики Соединенных Штатов, в которой народ избирает вождя, сенат, и палату представителей. В 1827 Нация объединилась и разработала проект конституции чероки)

MP: Газета  все еще выходит в печать?

WS: Да.

MP: Вы писали статьи для The Cherokee Advocate

WS: Я писал статьи в качестве репортера, моя полоса называлась Anyway James, которая фактически была чем-то вроде передовицы ..., некоторое время они не возражали, но потом я стал, как мне кажется,  “адвокатом дьявола”. Понимаете? Итак, я долго критиковал решения племенного правительства в отношении чистокровных сообществ, на которые племенное правительство смотрело отрицательно. Так моя статья, моя колонка Anyway James стала иметь антиправительственную направленность. Это привело меня к решению, что Cherokee Nation и  я должны расстаться.

MP: Почему колонка называлась Anyway James ?

WS: “Anyway”- Вы знаете, временами люди говорят, “it’s like this, it’s like that”?  В то время, когда люди говорили “anyway”... только для того, чтобы связать предложения. “Аnyway” Поэтому колонка носила название Anyway James.

MP: И ваша колонка рассматривалась как официальная?

WS: Мы её такой считали... Я не помогал правительству двигаться в избранном направлении, и наоборот ..., я пытался выразить свое  мнение, и мнение других людей, словом это были чисто политические разногласия.

MP: Газета печаталась на языке чероки или на английском?

WS: Главным образом на английском. Частично,  время от времени, печаталось слоговой азбукой.

(Примечание: слоговая азбука чероки - 85-значная, изобретена Sequoya в 1825 году. Первая индейская газета была издана в 1828 – the Cherokee Phoenix)

MP:: Это было в 70-ых?

WS: Да, это было в 70-ых.

MP: Вы ведь также воевали во Вьетнаме?

WS: Да.

MP:  Было что-то, что Вам запомнилось, что особенно Вас поразило?

WS: Да. Я рассказывал об этом прежде... Я служил в 9-й дивизии в Дельте Южного Вьетнама, и... {Смех} Я ведь много что помню, но один эпизод остался в моей памяти навсегда. Политика правительства  обусловлена многими причинами ... оставляющими отпечаток в памяти,  как вот однажды... Начать с того, что во всей нашей роте служило всего трое  из коренных американцев. Однажды, троим из нас, по непонятной причине, дали увольнительную. Остальных увели на какое-то задание... Я не знаю, что это было, но они нам просто сказали: "Парни, вы свободны на весь день." На следующий день мы узнали, что это  была за миссия. Надо было депортировать жителей из маленького  городка. Вы бы назвали его деревней, всего лишь деревней, но все же... Они прилетели туда на длинных вертолетах ...(не помню, как они называются)... с такой огромной сетью, и велели всей деревне сложить туда их имущество. Затем они погрузили их, перевезли  совсем в другое место и сказали: «Теперь ваш дом здесь»…  Единственное, что я могу сопоставить с этим, было насильственное переселение чероки, как и других народов, переживших подобное... Думаю, что армия правительства Соединенных Штатов либо  по ошибке, или чтобы не напоминать, отправили нас в тот день в увольнение. Понимаете, о чем я?

MP: Честно говоря, не думаю, что наша армия столь чувствительна. Скорее всего, они понимали, что подобный приказ мы просто не станем выполнять.

WS: Не знаю насколько они сентиментальны но похоже они хотели избежать лишних неприятностей. MP: Что Вы хотите этим сказать? Они думали, что вы можете воспротивиться этому?

WS: Только одно могу сказать. Воспротивимся ли мы, или просто не станем помогать им в этом. … Думаю, их причины ясны. Никоим образом это не служит оправданием. Такие  вещи продолжают иметь место. Просто в той операции они вполне могли обойтись и без нас.

MP: Вы отслужили в армии и... как Вам жилось дальше? 

WS: {Смеется} После армии, год-другой я просто, как говорится, плыл по течению. Почти ничем не занимался, разве чтобы  как-то перекантоваться. Дома жить не хотелось, поэтому я колесил какое-то время, встречался со старыми приятелями по Вьетнаму... перемещался автостопом … Думать ни о чем не хотелось. Только путешествовать …пока не понял, что всем, кто “вернулся”, жилось трудно в то время.  Нас воспринимали враждебно, все обходили нас стороной как проклятых, шарахались от нас... «Справа» нам говорили: «Хорошие парни. По-настоящему хорошие парни. Теперь пора за работу”, –  и все в том же духе. А «левые» нас называли детоубийцами, сумасшедшими и так далее. Если честно, я не ожидал, что на родине нас так встретят. А так хотелось поскорее свидеться со своими... Итак, возвращение в штаты было не настолько приятным, как я надеялся, не было приветственных аплодисментов для ободрения..., и я только хотел поскорее домой. {Смех} И я вернулся с надеждой, что…  

MP: В каком году это было? 

WS: В 69-м... Да, это было в 1969-м. Наш самолет (747-й, кажется) сел в аэропорту, мы вышли и оказались лицом к лицу с огромной толпой людей. Началась давка, суматоха, солдат начали теснить назад... Мы были просто ошарашены. Нас ждал автобус; мы едва пробились к нему и набились туда целой кучей. Потом нам выдали гражданскую одежду, чтобы было в чем вернуться домой. Таким было наше возвращение  домой.

MP: Да, было несколько дней...  

WS: Вы их помните?

MP: Да, помню... Итак, Вы вернулись и немного плыли по течению…

WS: А потом я воспользовался льготами, которые дает положение ветерана. Я поступил в колледж в Талсе (Оклахома),  проучился там пару лет, а после переехал в Талекуа, где несколько лет учился в университете. Через какое-то  время я вернулся на службу Cherokee Nation... Примерно тогда (хотя... нет, пожалуй, еще в колледже) я познакомился с участниками Движения американских индейцев и участвовал в нескольких событиях. Затем,  в университете Tahlequah я начал работать для народа чероки, потому что поверил, что смогу на самом изменить жизнь людей. 

MP: Вы принимали участие в восстании в Wounded Knee в 1973? 

WS: Да.

MP: И в Trail Of Broken Treaties в 1972 году?

WS: Да.

MP: И в то время Вы встретились с Расселом Минсом?

WS: Да, тогда я впервые познакомился с ним.

MP: Что бы Вы назвали самым весомым результатом той борьбы?

WS: Отношение молодежи, я думаю, изменилось в 1970-ых ... люди, которые находились в процессе обучения, которые уже состоялись в жизни, теперь увидели проблемы. Знаете ..., и многие двадцатичетырехлетние фактически вынуждены были бороться с существующими правилами, которые диктовало племенное правительство. Обращаться в суд, например, или быть вовлеченным в земельные отношения, понимаете?.... Многие молодые люди только осознали несправедливость, которая была более или менее принята как факт в том вопросе. Движение способствовало побуждению большого количества коренных американцев к осознанию необходимости управлять собственной жизнью. <…>

MP: Исправьте меня, если это не так, но кажется, что большинство принимавших участие в этом, были молодыми людьми, которые были воспитаны вдали от их культурных корней. Возможно это – неправильное восприятие, но если Вы согласны, то что Вы думаете об этом? Действительно ли это был процесс оздоровления или культурного возрождения?

WS: Я думаю, что это было повсеместное самообразование ..., насколько я помню, материалы прибывали почти отовсюду. Фонд Форда и другие либеральные организации начинали раскапывать информацию о нечестном правительстве, с которым мы жили в течение долгого времени. Это было в колледже, ... как Вам известно, в годы протеста 70-ых, происходило много событий...  движение Черной Пантеры, социальные волнения, и я думаю, что это относилось к национальной ситуации также. Но я думаю, это стало  осознанием того, каким образом наш народ смог выжить ... и выжить, преодолев все испытания... Я думаю, это по-настоящему разозлило множество людей. Тогда все мы стали подниматься, и это придало нам ощущение цели и  принадлежности к группе людей, которые хотят чего-то добиться. Многие люди, которые были, как Вы говорите, далеки от культуры, стали первыми, осознавшими это и, по крайней мере, получили направление, в котором двигаться. Это привело бы к мощному возрождению индейских традиций, … как показало Trail Of Broken Treaties, это затронуло людей из всех слоев общества, они  поняли, что действительно «в этом что-то есть ..., давайте не сидеть сложа руки и ожидая подачки от правительства, потому что так ничего не изменится».. Да, думаю то было толчком к великому пробуждению. Не знаю, понимает ли большинство американских индейцев, каким это было потрясением.

MP: Индейский протест, который имел место во время съемок “Последний из Могикан”, каково было Ваше отношение к этому?

WS: Ну, я думаю, что этот вопрос относится больше к тем, кто  участвовал в этом. Это были деловые переговоры, Как Вам известно, основному актерскому составу всегда уделяют больше внимания. Остальным платят не так хорошо, и они зачастую должны сами заботиться о себе. Это - всего лишь оборотная сторона бизнеса, но они смогли подняться и сказать: “мы не согласны с этим”, и они обратились с протестом к руководству и отвоевали некоторые права.

MP: Возвращаясь немного назад; во время учебы в университете Вы использовали язык чероки?

WS: Конечно.

MP: Это была, прежде всего, молодежь, не владеющая языком, или не только?

WS: Понемногу и тех и других. От молодежи из средней школы до взрослых. Также, у меня были группы и в Университете. Я преподавал не только разговорную речь, но также и слоговую азбуку, таким образом, некоторые, пришедшие в мой класс, умели хорошо говорить, но хотели изучить слоговое письмо. Другие не владели разговорной речью, поэтому я использовал слоговую азбуку как средство визуальной помощи для произношения.

MP: Это было в Талекуа?

WS: Да.

MP: В одном интервью Вы говорили, что всё в жизни делаете поздно, и получаете удовольствие от свободы выбора. Как Вы пришли к этому и в каком возрасте?

WS: Что я говорил?

MP: То, что Вы делаете все поздно в жизни...

WS: {Смех} Ну не всё.

MP: А свобода и дисциплина?

WS: Вы должны знать свои возможности.

MP:  Как Вы начали актерскую карьеру ?

WS: Я пришел в аматорский театр ради забавы. Искал, чем еще могу заниматься. После развода в Талекуа,  я возвратился в окрестности Талсы, где несколько моих друзей создали театральную компанию и спросили, хочу ли я принять участие. Мне нечем было заняться, поэтому я согласился. Мне понравилось, но я не относился к этому всерьез, пока  не попробовал себя в нескольких проектах... Их было всего два, в которых я  участвовал, и я признался себе, что захотел быть актером.

MP: Расскажите о вашей пьесе  Coyote Chews His Own Tale.

WS:  Coyote Chews His Own Tale... это – б а с н я, ... это было уже после того, как я несколько лет жил в Лос-Анджелесе. После того, как я снялся в Pow Wow Highway,  поработал на телевидении и еще в нескольких фильмах. Непросто было жить в Лос-Анджелесе, поэтому мы с моей подругой решили: почему бы не попробовать создать что-то непосредственно здесь, у себя? ... Вот так и появился спектакль для одного актера под названием Coyote Chews His Own Tale, который состоял из множества басен о Койоте ..., а Вес Стьюди, конечно, играл Койота, который решил передохнуть после возвращения назад в те края, где людям нужны его знания,  мудрость и правда, иными словами он должен был устроить им разнос и снова направить их в нужное русло. Целью была наша психология и то, как мы относимся друг к другу, т.е. ... человеческие отношения и как они отклонились от первоначальных уроков, оставленных Койотом. У меня все еще хранится камень из спектакля. Удивительно, но этот камень все еще здесь, в моем саду.

MP: Если бы кто - то подошел к Вам теперь и попросил, чтобы Вы снова показали тот спектакль, Вы могли бы сделать это?

WS: Нет {Смех}

MP: Спектакль демонстрировался только в районе Лос-Анджелеса, или Вы путешествовали с этим шоу?

WS: Мы играли в Лос-Анджелесе, Санта-Фе ..., немного здесь, немного там, но отрывки, не весь спектакль. Главным образом в Лос-Анджелесе и Санта-Фе.

MP: Для какой аудитории Вы играли?

 WS: Аудитории? (Смех) Категории R. Спектакль был только для взрослых. Но многие люди, видя, что спектакль имеет отношение к Коренным американцам, ошибочно сразу решают, что он для детей. Особенно, если он в форме сказки. Приходило много взрослых, но неоднократно люди приводили своих детей, и когда мы добирались до определенного момента в спектакле, где истории приобретали довольно откровенную сексуальную направленность и... (смех) ... родители вынуждены были прикрывать уши и глаза своим детям и выводить их из зала. Но в основном зрителями были взрослые. Другим моментом того спектакля был ... понимаете, это ведь было юмористическое представление, вызывавшее много веселья, но порой аудитории требовалось много времени, чтобы понять, что это смешно, потому что они ожидали чего-то О Ч Е Н Ь серьезного. Когда они приходили, то ожидали, что им собираются устроить обструкцию за действия их предков или сурово клеймить за Big Mountain или  что-то в то же духе. А оказалось, что ничего подобного вообще, и после того, как спустя какое-то время мы слышали смешок одного человека, начинали смеяться остальные и всем было весело.

 MP: Интересно (Смех).

WS: Да, было весело.

MP: Вы все еще работаете с связаны с American Indian Theatre Company?

WS: Вобщем да... Я никогда и  не терял  связи с ним. Фактически, мы можем сделать совместный спектакль в ноябре, если всё получится, как задумано. Компания хочет возобновить спектакль, который мы сделали в 1984 под названием Black Elk Speaks, и они хотят, чтобы  я это сделал. Словом, мы ведем переговоры о совместной работе.

MP: Наверное, получится здорово! Он был поставлен по книге?

WS: Да  вроде того ....  Более-менее по книге.

MP: А где находится American Indian Theatre Company?

WS: В Талсе.

МР: Мы хотели уведомить Вас, что люди знают об этом интервью и с нетерпением ждут, что Вы скажете. 

WS: Приятно! А вы знаете, что у меня теперь есть официальный фан-клуб? 

МР: Да, мы слышали об этом. У Вас множество преданных  фанов. Они действительно за Вас болеют.  

 WS: Это здорово!  

МР: Точно. Хорошо ... прежде, чем мы коснемся «Последнего из Могикан», несколько других вопросов. Ваша первая роль в кино была?

WS: Мой первый фильм был «Pow Wow Highway».

МР: Вскоре после этого были «Танцы с Волками». Как Вы оказывались в том фильме?  

WS: По-старинке. Меня прослушали.  Мы все читали отрывки из «Wind In His Hair». Но они интересовались мной для роли пауни. Я пришел один раз, другой ... они предложили мне роль и спросили, соглашусь ли я обрить голову. Я сказал, "Запросто!" 

Кто на сайте

Сейчас 94 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Live visitor conversion tracking, Counter, Anti-spam, Heat map, SEO

Поиск